Я родился 19 января 1924 года в с.Соль, Подкарпатская Русь (Закарпатская область с 1945 года), Чехословакия, в ев­рейской семье. Родители занимались сельским хозяйством. В селе проживало около 500 семей (120 дворов). Четыре семьи были еврейские.

В те времена евреи жили во всех сёлах области по две-три семьи в каждом селе. Занимались мелким ремеслом, торговлей, были врачи, юристы.

Подкарпатская Русь досталась Чехословакии в наслед­ство после первой мировой войны. До этого принадлежала Австро-венгерской монархии. Чехословакия была демокра­тической страной с капиталистическим укладом. Жизнь ев­рейских семей не была лёгкой. Они были рассеяны по всей области республики. Кроме своих жилищ и ремесленного хозяйства, у них в собственности ничего не было. Это говорит о том, что они селились в этих краях как пришельцы откуда-то (Германии, Франции, Польши). Вместе с тем они были тру­долюбивыми, старались дать своим детям образование.

В Чехословацкой республике не было притеснений евре­ев, им были доступны все институты страны. В стране было 16 партий, свободные выборы, весь народ участвовал в этих выборах. Доминирующее положение в наших краях имели коммунистическая партия, буржуазная и социал-демокра­тическая. Евреи также имели свою партию, но с небольшим количеством членов.

Образование в начальных и средних щколах было бес­платным, более того, детям из бедных семей предоставлялись интернаты.

Я поступил в первый класс в 5 лет. Учился русинской грамматике. Первая моя учительница - Илонка Гебей, дирек­тором школы был Иван Гебей (отец Илонки). С третьего класса учился в чешской школе Великого Березного. В школу ежедневно ездил поездом Ужгород-Ужок. Одновременно я учился в еврейской школе (хэдер).

Вспоминая своих учителей, могу сказать, что это были трудолюбивые, требовательные люди, которые давали хоро­шие знания детям.

С возрастом я стал вникать в политическую жизнь страны: читал газеты, встречался с организаторами разных партий, людьми разных мировоззрений и в результате в 1936-37 годах довольно хорошо анализировал политические события того времени и имел свои взгляды на политическую и экономическую жизнь страны.

Молодая Чехословакия быстро развивалась в технологическом плане, строи­лись мощные заводы, была хорошо вооружена, растила квалифицированные кадры, в том числе врачей, инженеров, учителей. На весь мир славились высшие учебные заведения Праги. Народ любил свою страну и своего президента Масарика.

 

Политические события этого времени развивались бурно. Фашисты Германии требовали захвата чужих территорий, и, в первую очередь, Чехословакии. К сожа­лению, в своём противостоянии немецкому фашизму Чехословакия была одна. Англия и Франция предали её и в результате гитлеровский фашизм расчленил её, забрав себе Чехию и Моравию, Словакии дал временную самостоятельность, а Подкарпатскую Русь захватила Венгрия. СССР в результате пакта с гитлеровской Германией приблизил свои границы к Подкарпатской Руси.

Так как в 1939 году уже хозяйничали венгерские власти, я вынужден был перейти в венгерскую школу.

Венгерские власти начали наводить свои порядки, демократия была ликви­дирована, жандармерия свирепствовала, все предприятия, магазины перешли в руки венгерских хозяев.

Уже в 1940 году еврейские семьи почувствовали, что их притесняют: снимают с государственных постов, закрывают магазины, еврейские парни в армии служили только в трудовых частях (рабочие батальоны), офицерские звания отбирались.

 

Я продолжал учиться в горожанской школе. Но жизнь в нашей семье стала трудной. Венгры забрали у нас землю, скот, половину дома реквизировали для солдат. В этих условиях мне приходилось работать на тяжёлых физических работах и в тяжёлых условиях. Я работал в лесу по распиловке древесины, по сплаву леса, по загрузке железнодорожных вагонов дровами.

По воскресеньям, поскольку я считался грамотным, я вёл бухгалтерский учёт лесничему.

С нападением в 1941 году фашистской Германии на Советский Союз жизнь евреев стала ещё труднее. Появились антисемитские указы - евреи должны были носить на груди жёлтую шестиконечную звезду (моген Давида).

Жандармы свирепствовали, отдельных евреев забирали и изгоняли из Закар­патья, избивали.

В начале 1942 года венгерские власти начали травлю на русинов, считая их коммунистами, предателями, а на евреев, конечно, в первую очередь.

Был создан специальный фашистский отряд, который забрал в нашем районе около 160 человек, преимущественно мужчин, считая их коммунистами и шпиона­ми, применяли к ним нечеловеческие пытки, заставляя оговаривать себя и других. Многие умерли под пытками.

Мой отец был арестован в январе 1942 года, а я - 8 февраля 1942 года. Ко мне применялись самые жестокие пытки. Я сидел в тюрьме г.Ужгорода 6 месяцев. Мо­лодой возраст и хорошее здоровье, выдержка помогли восстанавливать здоровье.

Был суд. 6 человек повесили, среди них 3 еврея, остальные получили от 8 до 16 лет. Отец был осуждён на 16 лет.

 

Я после возвращения из тюрьмы работал в лесном хозяйстве. Часто жандармы искали меня, но я сумел как-то удрать от них.

Но вот пришёл несчастный апрель 1944 года. Казалось, и войне должен был быть скоро конец, но примерно 20 апреля 1944 года венгерская жандармерия дала евреям всех сёл 2 часа времени на сборы - евреи были вывезены в Ужгород в гетто (помещение кирпичного завода) и в течение 10 дней железнодорожным транспортом были отправлены в Аушвиц. Тяжёлое, грустное время...

 

На словацкой границе эшелон от венгерских властей приняли немцы.

В крытых товарных вагонах было набито много людей: старики, дети, больные. Женщины в дороге рожали. Пить, кушать не давали. По прибытии в «Биркенау» (лагерь смерти) все были выгружены из вагонов. После осмотра врачом Менгеле были разделены на пригодных к использованию в труде и тех, кто сразу отправлялся в крематорий.

Моя мама и младшая сестра Аранка сразу были отправлены в крематорий, две сестры, Гелена и Регина, отправлены для дальнейшего досмотра и только Гелена осталась жива. Я был отправлен на работу в Аушвиц (Освенцим).

До января 1945 года я работал в лагере Явишовцы-Бжеще (Верхняя Силезия) в шахте, в забое.

Здесь я встретился с польскими евреями, которые находились в лагере с 1939 года. Это были считанные люди, пережившие большое горе, ежедневно встечая и провожая смерть.

Из Аушвица («Гефлингов») заключённых привезли в Бухенвальд, а из Бу-хенвальда в Кравинкел, где я строил штольни. В начале апреля я был доставлен в лагерь Флосенбург.

Описывать деятельность лагерей, работу в них, поведение команды СС нет необходимости.

Человек нужен был, пока из него можно было выжать работу, а потом его уничтожали.

Итак, примерно 24-25 апреля 1945 года американские войска догнали колонну с заключёнными, в которой был и я (кстати из Флосенбурга колонну из 200 человек фашисты гнали пешком в течение четырёх дней, при освобождении американцами в живых осталось 67 человек). Это всё произошло в Германии возле небольшого города Хам.

Возвратившись домой в родное Закарпатье, которое к тому времени уже входило в состав Украинской ССР, я узнал, что отец Людвик вернулся из Дахау, а также сестра Гелена. Остальные члены семьи погибли.

Я был рад Советской власти, считал, что буду жить наравне со всеми, без всяких притеснений. Надо было начинать всё сначала. Поселились в Ужгороде отец, я, сестра.

Устроился на работу в Главснаблес. Понемногу изучал русский язык, грам­матику. В 1952 году закончил 10-й класс вечерней школы и поступил в заочный Московский экономический институт, который окончил в 1958 году.

К этому времени я уже работал в системе торговли зам. директора, директором городской организации, в которой работало 1500-1700 человек.

В задачу входило обеспечение населения города продуктами питания. С работой справлялся. В 1966 году стал членом КПСС. Однако уже после 1946 года отношение партии к евреям было как-бы с подозрением. Потом 1952 год - «дело врачей», 1956 год - израильско-египетская война и война 1967 года - во всём, конечно, были виноваты евреи. В связи с этим меня не утверждали директором, а только - временно исполняющим обязанности.

Многое зависело от отношения окружающих работников и работников выше­стоящих органов. В этом вопросе я считаю, что отношение ко мне было хорошее. Работа строилась по плану, начертанному в Министерстве, вносить свои коррективы было невозможно.

После распада Советского Союза, образования самостоятельной Украины и перевода экономики на новые рельсы капиталистического строительства я в 1992 году организовал фирму по оптово-розничной торговле в Ужгороде «Астра».

Сейчас я пенсионер. Моя жена (женился в 1953 году) также на пенсии, она киевлянка, учительница математики, направленная в Ужгород по распределению, сын (1954 года рождения) окончил физический факультет Ужгородского универ­ситета, кандидат физико-математических наук. Отец умер в 1967 году. Сестра Гелена эмигрировала в Израиль в 1973 году.

Ужгород, 24.07.1999 г